"Нео-Циммервальд"?

Вначале немного истории. Людей в Циммервальд-1915 приехало очень мало, 38 человек из 11 стран, причём некоторые — чисто в личном качестве. Самая представительная делегация прибыла из России — это были большевики (Ленин и Зиновьев), меньшевики (Мартов и Аксельрод), внефракционные эсдеки (Троцкий) и эсеры (Чернов и Натансон). "Делегаты, — вспоминал Лев Троцкий, один из основных авторов манифеста, — плотно уселись на четырёх линейках и отправились в горы. Прохожие с любопытством глядели на необычный обоз. Сами делегаты шутили по поводу того, что полвека спустя после основания I Интернационала оказалось возможным всех интернационалистов усадить на четыре повозки". Впрочем, Владимир Ильич не унывал, он ободряюще говорил делегатам: "Не беда, что нас единицы, с нами будут миллионы".

Вот заключительная часть Циммервальдского манифеста 1915 года:

"Мы, представители отдельных социалистических партий и синдикатов, или меньшинств в этих организациях, мы — Немцы, Французы, Итальянцы, Русские, Поляки, Латыши, Румыны, Болгары, Шведы, Норвежцы, Голландцы, Швейцарцы — мы, стоящие не на почве национальной солидарности с классом эксплуататоров, а на почве интернациональной солидарности пролетариата и классовой борьбы, собрались, чтобы вновь связать разорванные нити международной солидарности и призвать рабочий класс к возрождению своего самосознания и к борьбе за мир.

Эта борьба есть в то же время борьба за свободу и братство народов, борьба за социализм. Задача состоит в том, чтобы предпринять выступление за мир без аннексий и контрибуций. Но такой мир возможен лишь при условии решительного осуждения всякой мысли о насилии над свободой и правами народов... Никакая военная оккупация целых стран или отдельных провинций не должна завершиться их насильственным присоединением. Никаких аннексий — ни явных, ни замаскированных. Никаких навязанных извне хозяйственных или таможенных союзов, тем более невыносимых, что они неизбежно влекут за собою умаление политических прав включённой страны. Признание за народностями права располагать своею собственной судьбой.

С самого начала войны вы предоставили всё — ваши силы, ваше мужество, вашу стойкость — к услугам правящих классов, для междоусобной, братоубийственной войны. В настоящий момент дело идёт о том, чтобы, оставаясь на почве непримиримой классовой борьбы, двинуться в поход во имя своего собственного дела, во имя святого дела социализма, за освобождение угнетённых народов и порабощённых классов.

Обязанность социалистов всех воюющих стран — вести эту борьбу со всей энергией и пылом. Обязанность социалистов всех нейтральных стран поддерживать всеми подходящими средствами своих собратьев в их борьбе против кровавого варварства.

Никогда ещё история не предъявляла задачи более благородной и более насущной. Нет ни усилий, ни жертв, которые были бы слишком велики для того, чтобы окупить намеченную цель: восстановление международного мира. К вам, рабочие и работницы, к вам, матери и отцы, вдовы и сироты, к вам, раненые и искалеченные, к вам всем, жертвам войны, взываем мы: протяните друг другу руку через все пограничные линии, через поля сражений, через руины городов и сел.

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!"

(Любопытно отметить, что представитель русских эсеров, то есть народников, Марк Натансон, подписал манифест, заканчивавшийся марксистским лозунгом.) Однако выработанный манифест носил компромиссный характер, с ним была готова согласиться даже часть более умеренных социалистов, чем собравшиеся в Циммервальде, но с оговоркой: "Ни шагу дальше!". "Циммервальдский манифест недостаточен, — критически замечал Ленин, — Каутский и К готовы примириться с ним на условии: «Ни шагу дальше». Мы на это не идём, ибо это сплошное лицемерие". "Циммервальдская левая" — более последовательные и радикальные революционеры — именно шли дальше. Они выдвигали знаменитый лозунг "Мир хижинам, война дворцам!". Обращаясь к рабочим всех стран, призывали: "Сложите оружие, обратите его против общего врага — капиталистических правительств!". В этом "циммервальдская левая" видела единственный способ выхода из войны и предотвращения войн в будущем. "Тебе дали в руки ружьё, — развивал эти мысли Ленин, обращаясь к солдатам, — и великолепную, по последнему слову машинной техники оборудованную скорострельную пушку, — бери эти орудия смерти и разрушения, не слушай сентиментальных нытиков, боящихся войны; на свете ещё слишком много осталось такого, что должно быть уничтожено огнём и железом..." "Войну нельзя кончить втыканием штыков в землю; если есть толстовцы, которые так думают, надо пожалеть о людях свихнувшихся, — что же, с них ничего не возьмёшь".

Кто-то считает, что документы и идеи той эпохи устарели? Признаться, я этого не вижу, скорее, наоборот — современные левые далеко-далеко не дотягивают до тогдашнего уровня анализа, смелости мысли и выводов.

Является ли теперешняя война на Украине империалистической по целям, которые ставят Россия, Украина, США и ЕС? Бесспорно. (Автор этих строк неоднократно указывал, что не стоит путать российскую армию с Рабоче-Крестьянской Красной Армией. Путин — это всего лишь Янукович-2, его социальный и классовый двойник. Хорошо ли защитил Янукович тех, кто ему доверился? Примерно такой же "защиты" следует ждать и от хозяина Кремля). Правилен ли в сегодняшних условиях лозунг "Признание за народностями права располагать своею собственной судьбой"? Несомненно. Само собой, это касается и жителей Донбасса, и всего Юго-Востока.

Ну, теперь по нынешнему минскому "Нео-Циммервальду". Под ним пока что подписи 33 левых из 5 стран (Украины, России, Беларуси, Латвии и Финляндии). Некоторые подписали текст с оговоркой, что далеко не со всем согласны, и их вполне можно понять... Читали ли его авторы документ первого Циммервальда? Ох, едва ли, а если читали, то чтение это явно не пошло им впрок. Бросается в глаза главное отличие воззваний 1915 и 2014 годов. Первое обращалось к рабочим, социалистам, революционерам и пролетариям всех стран. Второе — к правительствам Украины, России, Евросоюза и США. "Мы требуем... мы требуем... мы требуем..." Звучит грозно, но чего же, простите, можно требовать от хищников? Вкратце, смысл этих требований сводится к одному общему положению: чтобы волки перестали быть волками, а стали овцами, или, по крайней мере, чтобы "цивилизованно" накинули на себя овечьи шкуры, так цинично и откровенно сброшенные ими в текущем году, и вновь научились пользоваться столовыми приборами. Однако, как замечал В. И. Ульянов-Ленин, "война часто тем полезна, что она вскрывает гниль и отбрасывает условности". Так разумно ли требовать от отбросивших условности и "предрассудки" мирного времени хищников вновь взять в лапы ложки и вилки и воспитанно повязать обеденные салфетки?..

Ульянов в своё время радовался, что война очистит левое движение Европы от "навоза, накопленного десятилетиями мирной эпохи". Но для этого надо бы, по крайней мере, набраться мужества называть навоз навозом. Разве официальные "левые" в ходе украинских событий не показали себя именно в этом качестве? Однако об этом в "Нео-Циммервальде", увы, тоже нет ни слова.

Ну, о лозунгах, хоть чуть-чуть напоминающих идеи циммервальдской левой — т.е. о борьбе за мир путём свержения буржуазных правительств — при чтении "Нео-Циммервальда", конечно, и говорить не приходится. В общем, как говаривал ослик Иа-Иа, "душераздирающее зрелище". Что к этому добавить?..

Остаётся надеяться, что сама жизнь будет толкать наших "нео-циммервальдистов" и их последователей в более левую и радикальную сторону. Может быть, может быть... Но, как говорили древние, fata volentum ducunt, nolentum trahunt — "желающего судьба ведёт, не желающего — тащит". К революции, увы, нельзя быть притащенным задом-наперёд, за шиворот или за полу пиджака, против собственной воли. Вот к фашистской расправе — запросто...