ВЕЛИЧАЙШАЯ ИДЕЯ… Мастер или приобретатель

Впрочем, идею социального равенства сторонники системы господства и подчинения во всех мыслимых формах – от дикого рабовладения до цивилизованного наемного рабства – ненавидели всегда. Не умели с ней обращаться, опасаясь ее обжигающего смысла, и многие, искренне считающие себя левыми. Не составляют тут исключения и нынешние коммунисты, хотя коммунистическое движение – а коммунисты должны знать и уважать историю, ведет свое начало от движения друзей равенства, выражавшего интересы пробуждающегося к самостоятельной политической жизни пролетариата, на последнем витке Великой французской революции. Это начало связано с именами Гракха Бабефа и его сподвижников (бабувистов), представлявших радикально-гуманистическое направление в когорте деятелей 1789-1795 годов.

Честнейшая и простейшая идея социального равенства вытекает из так называемого естественного права. Согласно ему все люди рождаются равными. И принц, и нищий новорожденные равны по их биологическому и общественному потенциалу, и только патология, болезнь, врожденное или раннее увечье могут внести вполне понятные ограничения в притязания отдельной личности. Наделяет их разной судьбой отнюдь не врожденное благородство, которое таковым и не бывает, а наследование приобретенного другими богатства, традиций и воспитания, которое, однако, не гарантирует обязательную предопределенность тех или иных высоких нравственных качеств. Горько и смешно в наши дни наблюдать попытки выскочек-нуворишей, жульнически разбогатевших за каких-нибудь десять лет, с одной стороны, поносить «химеру социального равенства», а с другой – корчить из себя «элиту», «белую кость», появившуюся не весть откуда и тщетно пытающуюся обосновать свое исключительное «право» законодательствовать, диктовать вкусы, повелевать и помыкать трудящимся «быдлом».

Социальное равенство не «химера» и не «призрак коммунизма», а объективный императив, прорубающий сознание всех слоев общества XXI века. Чем быстрее и глубже эта идея дойдет до наших современников во всей толще народа, от мозговых центров до капиллярной периферии, тем вернее будет новое пробуждение и возрождение человечества после потребительского похмелья и виртуального бреда на тему «богатые тоже плачут», навязываемого нормальным людям вездесущим и аморальным телевидением.

По сравнению с другими известными идеалами – свободы, справедливости, братства – социальное равенство имеет гигантское преимущество. На наших глазах великое слово «свобода» было проституировано продажными средствами массовой информации, превращено ими в орудие произвола при оценке любых социальных явлений и исторических событий. «Справедливость» стала толковаться вкривь и вкось в основном в пользу обладателей денег, частной собственности вообще. А «братство» отнюдь не помешало «братьям»-натовцам бомбить «братьев»-сербов в Белграде за то, что они якобы обижают «братьев»-албанцев в Косове, чем создавался прецедент для сепаратизма и империалистического произвола где бы то ни было. И только социальное равенство не изуродовали, и понятно – почему.

Во-первых, сторонникам паразитарного обогащения крайне не выгодно вникать в детали, по большей части сомнительные, происхождения своего богатства, различий между богатыми и бедными, а тем более вступать в открытую дискуссию по этому поводу. Во-вторых, существует раз найденный, непреложный критерий социального равенства. Это вложенный в основание общественной связи между людьми общественно полезный собственный труд, производительная трата нервных и физических сил, применение знаний и талантов, и этот факт не может никем отрицаться, а может только по-разному интерпретироваться. Попробуйте определить меру свободы в обществе. Найдутся люди, готовые свести ее к свободе слова, причем обогатившиеся будут лицемерно поддерживать сторонников ее среди обнищавших, платя такой дешевой ценой за приобретенные ими весомые гарантии освобождения от необеспеченности существования, условия жизни в роскоши. В любом случае для грамотного суждения о свободе нужен определенный, изрядный уровень философской культуры. А критерий социального равенства постигается сразу и каждым. Согласно легендарному учению Христа, «трудящийся достоин награды за труды свои» (Библия. М., 1968. С. 1100). И весь вопрос в том, какие труды принимать за подлинные и какие – вознаграждать. Это сравнительно легко и определить и просчитать. На наших глазах в последнее десятилетие произошла чудовищная подмена. Обычно ее называют пересмотром системы ценностей, а я назвал бы крушением естественных скреп человеческого сообщества и подменой их искусственными ценностями коммерческого оборота. Когда пятилетняя девочка с экрана телевизора заявляет, что она больше всего на свете любит деньги, это – знак беды. Веками в нашем Отечестве на первом месте стояло трудовое мастерство, уметь всегда ставилось впереди иметь. Казалось бы, Советская власть навсегда утвердила приоритет предметной деятельности, творческого труда, работы, результатом которой является предмет потребления, произведения искусства, полезная услуга в меру человеческой потребности в ней. И вот произошел переворот. Хозяином жизни стал не человек знающий и умелый, не Мастер, а человек ловкий по части добывания благ земных, созданных другими, Приобретатель. Причем последний далеко превзошел первого в области благосостояния. А ведь, очевидно, должно быть как раз наоборот.

Как, очевидно, догадывается каждый, имеется достаточно всяческого жизненного материала для разностороннего освещения темы социального равенства и есть повод, высказаться. Ждем твоих откликов, товарищ.